СТРОИТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ
Stroitel.Org

Эдуарду Соту де Моура: последовательный консерватизм в архитектуре зданий

28 августа 2014 - Администратор

Лауреатом Притцкеровской премии-2011 стал португалец Эдуарду Соту де Моура – антиглобалист и поклонник месопотамской архитектуры.

С наступлением кризиса жюри архитектурного «Оскара» резко поменяло курс и уже третий год подряд наделяет своим драгоценным вниманием и премией в $100 тыс. не глобальных мегазвезд, строящих дома-аттракционы, а представителей локальных традиций. После швейцарца Петера Цумтора и японского дуэта Кадзуо Седзима и Рюэ Нисидзава ряд малоизвестных широкой публике лауреатов Притцкеровской премии продолжает 59-летний Эдуарду Соту де Моура – представитель незаметной для глобального мира школы Порту, тихо «жующей» забытый звездами модернизм в духе Миса ван дер Роэ. Но де Моуру его «региональный» статус вполне устраивает – он не стремится покорять мегаполисы, работая преимущественно на родине, и считает мировые стандарты и новомодные стандарты «злом», только портящим архитектуру. Да и экспериментальные кульбиты знаменитых коллег по цеху чужды португальцу, который предпочитает надежные, устойчивые и простые формы.

Работа с подсознанием

Эдуарду Соту де Моура убежден, что со времен месопотамской цивилизации архитектура не изменилась по своей сути и продолжает быть, как он выражается, «чем-то вроде второго слоя одежды для фундаментальной ячейки общества – семьи». У португальца есть все основания так говорить: первые 20 лет своей карьеры он проектировал преимущественно жилые дома и эту нехитрую мудрость вынес из общения с заказчиками. Ведь какая бы архитектурная мода ни была на дворе, а мнение «мой дом – моя крепость» актуально всегда. И жилые проекты де Моуры – самое то для жаждущих надежного крова. Он не маскирует назначение здания веселенькими фасадами или оптическими обманами, а строит буквально крепости – с толстыми стенами, окнами-бойницами и неприметными дверными проемами, а внутри дома усиливает ощущение массивности за счет широких колонн, глубоких оконных ниш или ступенчатых переходов от стен к потолку. Основые элементы в архитектуре зданий де Моуры – параллелепипед и каменная стена, последнюю он вообще считает «одной из неизменных и фундаментальных вещей». Поэтому его жилые дома, в которых эти два элемента сочетаются в разных вариациях, представляют наглядный пример того, что называется «закрытой архитектурой»: они массивны, прочно стоят на земле и вселяют чувство надежности с полувзгляда, в отличие от «парящих» стеклянных конструкций. Акцент на «основные инстинкты» в отношении заказчиков работает не хуже, чем завлечение новыми трендами: благодарные клиенты называют дома де Моуры не иначе, как «убежищами», хотя он и испытывает их терпение, работая над проектами долго, почти как в Средневековье, и тратя по шесть-восемь лет даже на небольшие коттеджи.

Концепцию основательности де Моура перенес на проектирование общественных зданий, добавляя свои любимые приземистые параллелепипеды даже к небоскребам, как это было с офисным центром Burgo Tower в Порту, состоящем сразу из двух зданий с ячеистыми стеклянными стенами. Одно из них – это классическая 20-этажная башня, а второе – трехэтажное, вровень с близлежащими домами. Такого же равновесия вертикали и горизонтали де Моура добился в проекте музея художницы Паулы Рего в городе Кашкайш, снабдив два здания с высокими трапециевидными крышами одноэтажными продолжениями-флигелями, и таким образом добавил комплексу основательности. Востроглазые критики заметили, что крыши музея слишком уж напоминают кухонные трубы резиденции португальских королей в Синтре, но архитектор без тени смущения ответил недоброжелателям, что это его рефлексия истории и культуры Португалии.

Эдуарду Соту де Моура – последовательный консерватор: он не разделяет и увлечение новыми технологиями в конструкции зданий, в том числе активно не одобряет системы кондиционирования и это – в жарком климате Португалии! В 1989-1997 гг. в городе Амареш де Моура проводил реконструкцию женского монастыря Преображения Девы Марии с целью превратить его в муниципальный отель. В частности, он предложил устроить в старинном здании ХІІ в. отопление, но кондиционеры не хотел устанавливать, считая, что и каменных стен трехметровой толщины хватит для защиты от жары. Однако заказчик настаивал на кондиционерах, так как по местным стандартам 5-звездочный отель не может без них обходиться. Де Моура бился как лев, но пришлось уступить и таки испортить древнюю кладку. По этому поводу архитектор не перестает пылать праведным гневом до сих пор: «Вот, назвали дома-машины «умной архитектурой». Как будто римский Пантеон, где нет кондиционеров, - это глупая архитектура!».

Принцип уместности

Главным качеством архитектуры Эдуарду Соту де Моура считает ее уместность, соответствие окружающему пейзажу. «Нет ничего глупее, чем строить один и тот же стеклянный небоскреб в Эквадоре и в России, ведь климат и обычаи в этих странах совершенно разные», - заявляет он. Свои проекты португалец деликатно встраивает в среду, отталкиваясь в первую очередь от исходного материала. Если на месте будущей постройки есть руины предыдущих, де Моура обязательно делает их частью нового здания, а в реконструкциях старых домов очень бережно относится к первоисточнику. к примеру, работая над виллой в поселке Байан недалеко от Порту, архитектор обнаружил развалины старой фермы и сделал их продолжением каменной стены перед домом, а переделывая монастырь в Амареше, де Моура оставил старинные колонны и арочные перекрытия. И даже делая проект для «глобального» отеля Hilton, открытие которого в г. Обидош намечено на 2012 г., архитектор не стал изменять своему локальному методу – он сконструировал  длинное (170 м) здание, будто распластанное по поверхности холма и имеющее от одного до четырех этажей в зависимости от рельефа.

Точно так же «вырастает» из своего окружения самая известная постройка де Моуры – Муниципальный стадион в г. Брага, построенный к Евро-2004. Его видели в своих телевизорах миллионы болельщиков. Стадион построен на месте гранитного карьера к северу от городского центра – и, в отличие от других аналогичных построек, не имеет трибун позади ворот, а только вдоль длинных сторон футбольного поля. Одна из трибун буквально лежит на склоне карьера, а симметричная противоположная образует чашу, заменяя собой явно недостающий второй склон. Де Моура и в конструкцию стадиона ввел свою излюбленную горизонталь, соединив широкие козырьки над трибунами стальными тросами. Идя от рельефа, он остроумно решил проблему входов на стадион: на одну трибуну можно попасть, спустившись на лифте, а на другую – подняться со дна карьера. Строительный материал де Моура взял тут же, взорвав часть породы, и из миллиона кубометров гранита был приготовлен бетон для стадиона. Не только по методам, стилю и технологиям, но и в том, что касается материалов, де Моура, который родился, учился и всю жизнь живет в Порту, является закоренелым антиглобалистом, используя местный камень, дерево и работая только с местными рабочими, считая украинских нелегалов недостаточно квалифицированными для того, чтобы построить надежное здание.

Кто кого наследует

Среди критиков архитектуры бытует единогласное мнение, что Эдуарду Соту де Моура, как и его учитель и первый работодатель Алваро Сиза (кстати, в 1992 г. тоже получивший премию Притцкера), да и вообще вся школа порту – это последователи Миса ван дер Роэ, их даже называют «неомисианцами». Но в отношении де Моуры утверждение это довольно поверхностно и по «гамбургскому» счету неверно, хотя он и восхищается великим модернистом. По сути португалец очень близок к нелюбимому им великому и могучему Ле Корбюзье. Только сравнивать работы де Моуры надо не с многочисленными фантастическими проектами, которые знаменитый швейцарец «штамповал» всю жизнь, а с тем, во что в итоге превратились его дома по всему миру. Ведь здания Ле Корбюзье, новаторские и экспериментальные для своего времени, очень быстро превратились в типовые, сейчас это просто многоэтажки, автора которых никто не знает. Стандарт Ле Корбюзье был настолько хорош, что он стал просто культурным фоном архитектуры.

Вот это долгожительство – то, к чему всегда стремился Эдуарду Соту де Моура, который считает устойчивость и долговечность главной предпосылкой архитектуры, а модное нынче сочетание sustainable architecture называет тавтологией. Поэтому он до сих пор сожалеет об одном из своих ранних проектов – открытых торговых рядов, построенных во все той же Браге. Они служили местным крестьянам верой и правдой, пока не пришло общество потребления и в городе не возвели супермаркет. Рынок опустел и вскоре его снесли: изменились общественные привычки, и строение уже было не нужно, «перестало» быть устойчивым», по выражению де Моуры. Этот мастер обыденных зданий принципиально не создает архитектурные «манифесты», ведь «невозможно спать внутри истории», и убежден, что «вещь становится красивой, когда она фунциональна».

Рейтинг: 0 Голосов: 0 369 просмотров
Реклама




Фото-посты: СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ / СТРОИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ / ПРОЕКТЫ ДОМОВ / ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ / ИНТЕРЬЕРЫ